И. П. Копалин: расхождения во взглядах в Кауфманом

Копалин вспоминал: «Помню, как он заставлял меня вслед за собою лезть на фабричную трубу Трехгорки. Скобы, по которым мы карабкались, шатались — были плохо закреплены. Сердце замирало, а он кричал: «Давай, давай!» И, боясь взглянуть вниз, я тащил за ним кофр с кассетами (ведь ручных аппаратов тогда не было), а он кричал; «Смотри, какой интересный отсюда открывается вид»… Забирались мы и на площадку Триумфальной арки…»

Оба были влюблены в Москву, оба хотели воспеть. Кауфман — необычайными ракурсами, Копалин — обстоятельным рассказом. Победил, пожалуй, Кауфман. Фильм «Москва» не охватил основных свойств, важнейших особенностей столицы. Он ограничился двумя темами: москвичи на отдыхе и Москва— политический центр. Вторая тема была решена суховато, информационно. Зато зоопарк, Сокольники, набережные Москвы-реки были отсняты увлеченно и увлекательно. Качели, карусели, танцы позволяли снимать с движения, с неожиданных точек. «Изюминкой» фильма стала девочка на качелях. Аппарат смотрел как бы ее глазами — сильно раскачиваясь, взлетая над парком. Но самое забавное — было лицо девочки, ликующее и испуганное. Да и во всем фильме интереснее всего были лица москвичей. Их удивление и любопытство у клеток белых медведей, обезьян. Их радость и веселье на танцплощадке. Да! Если Москва и не была показана во всех своих ипостасях, то радостный дух Москвы, ее бодрый, молодой, открытый характер были уловлены верно! Были поняты настроение, мироощущение москвичей.

LEAD Technologies Inc. V1.01

Влиятельный критик тех времен — Хрисанф Херсонский писал: «В «Москве» методы киноков расплываются, а не идут вперед,, к тому, чтобы глубже показать существо явлений жизни. Мало в ленге логической последовательности… В видовой «Москве» нет быта и не вскрыта вся деятельность столицы». Он был прав. Но не учел того, что с особенной яркостью открылось позднее, через десятилетия после выпуска фильма. Фильм сохранил нам общий облик, дух, характер Москвы 20-х годов. Сейчас, в 80-х годах, он смотрится как захватывающий документ, захватывающий своей правдивостью, человечностью и радостностью.

О фильме спорили. Но он привлек внимание. И Кауфман, и Копалин вышли на широкий путь самостоятельного творчества.

Но было бы ошибочно противопоставлять этих режиссеров. Они принадлежали к единой вертовской школе, наиболее ярко и полно выразившей тенденцию мирового кино к осмыслению, трактовке, поэтизации кинохроники. В Америке эту тенденцию воплотил Р. Флаэрти в своих замечательных фильмах «Нанук с Севера», «Моана Южных морей», в Европе — немецкий документалист В. Рутман в фильме «Берлин — симфония большого города» (который критики тех лет постоянно сравнивали с «Москвой»). Заслуги этих и некоторых других зарубежных мастеров несомненны и высоко нами чтимы, но необходимо сказать, что только Вертов и его школа, только киноки сознательно и последовательно ставили своей задачей поэтизацию документов с целью идейно-политического воспитания масс, а главной задачей — изменение человеческого общества.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: